Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Вышка_светит

Вопросы истории


Князь Вячко правил в Кокнесском княжестве в начале XIII-го века. Хронист Генрих Латвийский называет его королем.
Историки высказали две версии происхождения князя Вячко. Согласно одной из них хронист Генрих Латвийский исказил слово vecākais (старейшина). Но более распространена версия о том, что Вячко — древнерусский князь, один из потомков Рюрика. Еще известный российский историк XVIII-го века Татищев изложил ее, пересказав старинную рукопись. В ней идет речь о том, что Вячко — сын Полоцкого князя Бориса. После того как Борис женился вторично, мачеха добилась, чтобы юного Вячко отослали в Кокнесское княжество, которое находилась в вассальной зависимости от Полоцка.
Из хроники Генриха Латвийского известно, что в начале XIII-го столетия Вячко правил в Кокнесе. Он заключил с правителем Риги епископом Альбертом мирный договор. Но стоило крестоносцам усилиться, как рыцарь Даниил из замка в Лиелварде совершил внезапное нападение и ночью захватил Кокнесе. Вячко доставили в Ригу, где он вынужден был покориться епископу Альберту. 20 немцев были направлены в Кокнесе для строительства здесь каменного замка, который должен был стать укрепленным пунктом немцев.
...

Полностью: https://www.rubaltic.ru/context/16092015_vyachko/
kysa-murysa
  • aleksej

Издания по истории Прибалтики XIX - XX вв., вышедшие в России в 2008 - 2014 гг.

begemot
  • aleksej

Российский этнограф Светлана Рыжакова - интервью Субботе

Originally posted by daugmalietis at Российский этнограф Светлана Рыжакова - интервью Субботе

Особенности национального характера

01.08.2012 02:00

Российский этнограф Светлана Рыжакова предполагает, что русские и латыши могли бы ладить лучше, если бы разобрались в том, что принято называть национальными особенностями.

Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая Российской академии наук Светлана Рыжакова более 20 лет исследует латышские культуру, историю и язык. По итогам своих научных изысканий Светлана написала несколько книг и несколько десятков статей.

Ее последний труд — «Historica Lettica: национальная история и этническая идентичность. О конструировании и культурном реферировании прошлого латышей» — посвящен вопросу, как латышская национальная историография моделирует и воспринимает свою историю и как это отражается в современной жизни.

Любопытно, что второе поле интереса Светланы Рыжаковой лежит на другом конце Евразии — это история и культура народов Южной Азии. Она специалист по индийской этнографии, индийскому искусству... и профессиональная исполнительница танцевального стиля катхак.

«Суббота» встретилась со Светланой и попыталась понять, почему все так непросто складывается у русских и латышей.

— Откуда у вас такая страстная любовь к Прибалтике?

— Что касается Латвии — я почти родилась тут. В детстве бабушка и дедушка каждое лето снимали дачу в Латгалии — по соседству с нами отдыхало множество представителей питерской и московской интеллигенции. Латышского языка я тогда практически не слышала, но хорошо помню латышские книги в маленькой сельской библиотеке Вертукшне недалеко от Малты. Мне нравилось их рассматривать и пытаться понять, что там написано. Позднее, уже начав учиться в университете, когда услышала латышскую речь — влюбилась, мне очень нравилось ее звучание.

У меня были чудесные учителя. Академик Владимир Николаевич Топоров, представитель знаменитой московско-тартуской школы, который знал все балтийские (и не только) языки, научил быть внимательной к деталям, но смотреть на все широко. Мой другой учитель — выдающийся российский этнограф, японист, эскимосовед, кавказовед Сергей Александрович Арутюнов назвал это умением чередовать «взгляд в микроскоп» с «взглядом в телескоп».

Я тоже всегда много внимания уделяла мелочам, материальной культуре, быту, конкретике: это безбрежное поле возможностей понимания истории, культуры.

Как возникают этнические культуры? Они ведь не существуют вечно, а появляются, самоопределяются, исчезают, переформировываются... Одним словом, живут. Мне стало интересно проследить, как изначально крестьянская латышская культура набирала темы, вырисовывала конфигурацию и грани: историю, язык, литературу, религию.

— Латышский язык вам дался легко?

— Вполне. Я впитывала его в живом общении с друзьями, шлифовала на курсах в Обществе латышской культуры, выпевала и проживала. Кстати, моих первых учительниц латышского и хинди звали одинаково — Гита. Обычное имя для латышей и индийцев.

То, что латышский язык близок к русскому, даже не надо доказывать. Все языковые группы индоевропейской семьи «родственники», а славянские и балтийские — вообще «сестры». По лексике и грамматике очевидно, что они разошлись позднее других.

Говоря чисто технически, русским не составляет труда выучить латышский. Английский и немецкий — значительно труднее. Все связано с личным желанием и психологическими установками.

Скажем, сербский и хорватский — практически один язык. Но в ситуации этнического напряжения люди воспринимают этот язык как два разных и подчас умудряются «не понимать» друг друга. Уверена, что многие установки существуют лишь в сознании или политике. Подчас очень далекие вещи мы при желании можем соединить, а в совсем близких вещах ощутить границы.

Однако если лингвистически балтское и славянское пространства очень близки, то культурно они отличаются несколько больше.

Латышские крестьяне и русская империя

— В чем принципиальные различия русской и латышской культур?

— Нужно понять, что русская культура — по сути дела имперская, она вобрала в себя, ассимилировала много этнических начал. Русским становился кто угодно, кто принимал имперское сознание. В этом смысле нет отличия в понятиях «русский» и «россиянин». И в этом русские похожи на британцев, которые тоже включают в себя много разных этнических культур.

Латышская же культура, хоть и находилась долгое время под влиянием России, оформлялась, моделировалась за пределами имперской модели. Дело в том, что латыши долгое время были крестьянским народом, их интеллигенция начала возникать преимущественно в середине XIX века — тогда и начала строиться нация. Россия как империя тогда уже давно существовала.

В эпоху младолатышей проходило проигрывание нескольких возможных концепций Латвии (это видно по биографиям и работам Кришьяниса Валдемарса, Андрея Пумпурса и др.). Возобладала идея отстраненности от Российской империи и местной немецкой дворянской власти.

Латышская этническая культура формировалась, опираясь на свое — крестьянское и то новое, что создавалось. Латышский язык во второй половине XIX века был обогащен значительным пластом лексики. Впрочем, и крестьянская латышская культура создавалась во многих контактах. Тут, например, очень значимой оказалась культура протестантского движения гернгутеров, нашло мощную поддержку движение хоровых коллективов.

Разумеется, латышская культура формировалась как западная (по сравнению с российской), под значительным католическим и протестантским влиянием. Здесь создавалось много нового, зачастую при участии российского капитала и предпринимателей, но именно здесь, а не где-то еще. Здесь всегда было место встреч — хотя подчас эти встречи были трагедиями (если вспомнить войны). А иногда — благом, если посмотреть, что тут было создано.

— Что именно вам нравится в латышской культуре?

— Лично я восхищаюсь способностями латышей освоения культурного и социального пространства. Как они умеют организовать праздники, быть вместе, красиво убирать кладбища, чтить память своих предков.

Интересное латышское явление — стремление к образованию. Известен факт, что латышские стрелки, чью историческую роль сейчас оценивают по-разному, на деле в своей повседневной жизни любили петь в хорах, ходить в музеи. Один мой коллега — историк из Ижевска обнаружил, что одно конкретное подразделение латышских стрелков не творило там, в Уральском регионе, приписываемых им ужасов, зато они регулярно писали заявки в центр: пришлите нам такую-то подборку книг. Хотя в истории всякое было, разумеется.

Циклон национализма: пережить как ветрянку

— Прошедший год стал годом особого напряжения и разногласий между русской и латышской общинами Латвии. Как вы это объясните?

— Мне кажется, во многом это отголосок некоторой общей волны, общеевропейской тенденции. Отчасти она связана с кризисом и всеобщей нехваткой средств для проживания, но не только.

Я не поклонница мистических теорий Гумилева, но волны национализма — они подчас какого-то... чуть ли не геологического происхождения. Есть в них свои приливы и отливы, жара и холод, муссоны, циклоны. Они то вдруг начинаются, то внезапно сходят на нет.

С национальными напряжениями что-то вроде этого. Пока общаешься с человеком один на один, ты можешь в чем-то его убедить, объяснить свою позицию, договориться (очень важно также — услышать и понять). Но как только вступает в силу массовое поветрие, средний фон — с этим ничего нельзя поделать. Он не обязательно связано с чьим-то злым умыслом или мафией. Его не всегда можно четко объяснить конкретной причиной. Его надо пережить как ветрянку.

Современная Россия тоже не избежала националистических, даже фашистских настроений. Хорошо еще, что пока они не доминируют. Но даже в моем университете иногда видишь нарисованную свастику. И это в сердце Москвы, победившей фашизм... грустно.

В Москву стекаются приезжие из Азии — это естественный процесс, обусловленный и экономикой, и политикой, но он подчас вызывает раздражение людей, которые не хотят задумываться. Национализм — это кроме прочего еще и психологическое явление, перекладывание своих беспокойств на «другого», «чужого».

Тема «других» в регионе Балтии выражена, причем «другим» может быть не обязательно «русский», это может быть и гей, и еще кто-то... В этой стране много полей напряжения, «русский — латыш» — лишь одно из них.

Господа — немцы, шведы, поляки, русские

— Почему немцев, под которыми латыши страдали веками, здесь ценят, а на русских гонят телеги?

— Потому что немцы были раньше, тема тех страданий уже почти совсем изжита. Вы почитайте публикации начала XIX века — там хорошо видна ее актуальность. На самом деле этнические понятия «немцы», «поляки», «шведы», «русские» очень часто используются как аналоги или метафоры социального слоя господ, которые здесь всегда противопоставлялись «латышам» в смысле трудового народа.

Латвия уже по своему географическому положению всегда была такой — розой ветров. Она как будто прижата к морю сильными государствами: Россией, Польшей, Литвой...

По выражению философа А. М. Пятигорского в интервью журналу Riigas Laiks, это «двойная периферия». Идут войны с запада на восток, с востока на запад, как ветра, которые продувают эти земли насквозь, отчего происходит «заострение породы», которая всеми силами старается удержать свою форму.

Именно поэтому тут всегда было обостренное ощущение «своего» и «чужого», что рождало определенные стратегии поведения, с которыми вы и сталкиваетесь в повседневности.

— Как же быть русским в такой обостренной ситуации?

— Здесь надо соблюдать определенные законы жизни, которые пишет сама история и география.

Типологически ситуацию Латвии я могу в чем-то сравнить с Индией. Туда в разные времена приходили разные группы, но далеко не всех принимали с распростертыми объятиями. Скажем, когда бежавшие из Персии от мусульман зороастрийцы в VIII-IX веках хотели причалить в Гуджарате — местный правитель прислал на их корабль полный стакан молока: мол, самим места нет. Парсы отправили стакан обратно, насыпав в молоко ложку сахара, тем самым ответив: много места нам не надо, а сахар молоко не ухудшит!

Парсов тогда приняли, но заставили подписать хартию — обязательство принять местный костюм, язык, кухню, не распространять свою религию... И они выполняют эти пункты до сих пор. Сохранили свой язык, но выучили гуджарати, их костюм похож и не похож на индийский, еда очень похожа на местную, но имеет свои черты, религия полностью сохранена внутри общины (они женятся только на своих и передают знания в религиозных школах, среди жрецов).

Парсы считаются лучшими переводчиками и предпринимателями (они очень честны), именно они основали киноиндустрию Бомбея, многие сталелитейные концерны...

Среди них нет нищих — они помогают друг другу, как евреи. В общем, парсы заняли свою успешную нишу и заслужили хорошую славу. Чем-то они похожи на староверов. Для Индии они уже не чужие, но все равно для основной массы индийцев-хинду — «другие». Хотя там таких «других» полно.

В общем, чтобы вписаться в любое общество, нужна определенная стратегия. Распался СССР — это смена карты и ландшафта в голове. Многие люди еще не живут в новой карте, а оперируют понятиями прошлого. Это типичная проблема переналожения двух карт. Чтобы ситуация прояснилась, нужно пройти двум-трем поколениям. Как говорил Михаил Жванецкий: «Время лечит, но когда вы вылечитесь — оно уйдет!»

— Какую роль в этом процессе сыграл референдум о русском языке?

— Вообще, мне кажется, это в чем-то попытка измерить, какая температура, какое умонастроение. Что-то вроде практического эксперимента. Такого рода вещи очень объединяют противоположную сторону, в данном случае латышей. Сравните с ситуацией на Украине. Вообще-то понятно, что в Латвии сильна повседневная роль русского языка. Также ясно, что молодое поколение русских знает латышский.

Просто надо понимать, что значительную часть латышей беспокоит демографическая и экономическая картина, отток населения. И единственный рецепт тут — уважение, желание понять и время.

begemot
  • aleksej

Ливенская дивизия

Originally posted by kaminec at Ливенская дивизия
15 января 1919 г. в Либаве (ныне Лиепая) в западной Латвии гв. ротмистр Светлейший князь А. П. Ливен отдал первый приказ по Либавскому добровольческому стрелковому отряду. Вряд ли тогда, в момент наибольшего успеха красных латышских войск, захвативших большую часть Лифляндии и Курляндии и буквально прижавших немногочисленные отряды белого Балтийского ополчения (Ландесвера) к морю, кто-то верил в успех его дела. История рассудила иначе. 
  • Георгиевский кавалер, князь Анатолий Павлович Ливен
Начало формированию было положено 6 января 1919 г., когда А. П. Ливен постарался объединить оставшихся добровольцев из отрядов П. Н.Симанского и М. А. Афанасьева – осколков Псковского корпуса, совершившего свой легендарный Ледяной поход от стен древнего русского города в Латвию и Эстонию. До соединения с частями Северной Армии (так до 1 июля 1919 г. называлась Северо-Западная Армия), А.П.Ливен считал себя подчиненным напрямую Верховному Правителю адмиралу А.В.Колчаку и командующему Вооруженными силами Юга России генералу А.И.Деникину. 
В оперативном плане Ливенский отряд - 65 штыков, к маю 1919 г. уже 250 чел. - действовал совместно с Балтийским Ландесвером, вошедшим в группировку антибольшевистских сил под командованием графа Р. фон дер Гольца. 8 марта 1919 г. к ливенцам присоединилась Русская-сводная («3-я русская») рота капитана К.И.Дыдорова, сформированная 15 ноября 1918 г. в составе Рижского отряда охраны Балтийского края - структурной части латвийского земского ополчения. 
  • Анатолий Павлович Ливен и Дыдоров Климент Иванович
Ливенцы были обмундированы в германскую полевую военную форму цвета "фельдграу" (хотя сохранились и воспоминания участников о ливенцах в темно-синих мундирах, т.е., видимо, в довоенной форме кайзеровской армии, запасы которой каким-то образом попали в Курляндию) со знаками различия и кокардами Русской императорской армии, и германские стальные каски (на касках был изображен российский двуглавый орел). Светлейший князь Ливен и его офицеры, в отличие от "белых" латышей и от германского командования, стремились не только к освобождению Курляндии от большевиков. Они считали это лишь "половиной дела", стремясь очистить от большевиков также Петроград, а в перспективе - и московский Кремль. По их глубочайшему убеждению, без этого мир на Земле был невозможен. Они надеялись на осознание Европой международного значения их миссии и на поддержку западных союзников, пока те самым что ни на есть бесстыдным и бессовестным образом не бросили ливенцев (да и вообще "северо-западников") на произвол судьбы.
Collapse )

begemot

Боевой путь латышской стрелковой дивизии 1917-20. Т.Драудин. 1960г.

Originally posted by maksim_kot at Боевой путь латышской стрелковой дивизии 1917-20. Т.Драудин. 1960г.



Боевой путь латышской стрелковой дивизии 1917-20. Т.Драудин. 1960г. / .PDF>>>>> (также .djvu)
Республика Исколата. Сборник статей. 1988г. / .PDF>>>>> (также .djvu)
Борьба с контрреволюцией в Москве. 1917-1920. В.А.Клименко 1978г. / .PDF>>>>>

Обновилась библиотека сайта http://latvjustrelnieki.lv
+ другие книги и статьи на сайте
Шумилов Е.Ф. Загадка железного начдива. Краеведческий детектив. 1989.
Повесть о командире 28-й "железной" дивизии Волдемаре Азине.
Борьба латышских стрелков за  Советскую Латвию в 1919 году. В.Берзиньш. Книга на латышском языке.
Осенённые вечностью. Александрс Чакс.
На латышском языке. Поэма о героической борьбе латышских стрелков на полях сражений Первой мировой и Гражданской войн.
Октябрьская революция и латышские стрелки. Р.Кисис. 1948г. Книга на латышском языке.

begemot

Хунта и коммунистические династии

Originally posted by pioneer_lj at Хунта и коммунистические династии

 

Радует всё-таки, что просветительские усилия не пропадают зря. И люди начинают обращать внимание не на повсюду щедро разбросанную маскировочную мишуру, но некие ВАЖНЫЕ детали и нюансы. Которые подробности чудесно отражают суть режима в РФ.

«Одной из главных загадок современной российской политологии является вопрос кадровых назначений в россиянской фдерации. Не сильно понятно – откуда берутся люди, кто их двигает, за какие заслуги?»

Далее рассказывается об одном интересном человеке. Скромном, не популяризируемом в РФ чиновнике. Однако достигшем изрядных высот.

27 декабря 2011 года. «В соответствии с пунктом «д» статьи 83 Конституции Российской Федерации Президент подписал Указ о назначении Антона Вайно Министром Российской Федерации – Руководителем Аппарата Правительства Российской Федерации».

Затем президент Путин-3.0 назначил ценного сотрудника одним из высших руководителей АП.

22 мая 2012 года. «Владимир Путин подписал указы о назначении руководства Администрации Президента и Совета Безопасности»

«Вайно Антон Эдуардовичзаместителем Руководителя Администрации Президента Российской Федерации»

И кто таков этот Вайно Антон Эдуардович? Советский аристократ, его дедушка в 1978-88 гг. глава компартии Эстонской ССР. Папа Вайно Эдуард Карлович, судя по мутной биографии и специфической карьере, служит в советских Органах. В настоящее время вице-президент по внешним связям и взаимодействию с акционерами ОАО «АВТОВАЗ» и председатель делового совета «Россия-Куба» ТПП РФ.

А вот и поднявшийся к вершинам государственности РФ сынок:

Collapse )
begemot

Революционные латышские стрелки

Originally posted by varjag_2007 at Революционные латышские стрелки
Оригинал взят у amyatishkin в Революционные латышские стрелки
В продолжение вот этого поста, на этот раз фотографии из книги
Революционные латышские стрелки (1917—1920). — Рига: «Зинатне», 1980.
качеством печати похуже.
Взять книгу и сами фото в архиве можно здесь


Раненые латышские стрелки читают газету «Бривайс стрелниекс» (Brīvais Strēlnieks) (1917 г.)
Collapse )

begemot

Советская Рига

В повседневной жизни Рига для меня была русским городом: друзья, школа, семья, соседи.Collapse )

Текст по-моему, очень интересный и многое проясняет в жизни тогдашней Риги. Автор - советский еврей-шестидесятник, отсюда постоянное отождествление советскости с русскостью. Русские для него и есть совки.

Любопытно было бы узнать, каковы были различия, прежде всего культурные, между советскими русскими и советскими же латышами (эстонцами, литовцами)? У кого какие мнения?
Даугава

(no subject)

"ВИНОВНЫ В ЗАЩИТЕ РОДИНЫ, или РУССКИЙ".Роман

Сегодня вышла в свет эта книга. Это большая радость для меня.
17 лет прошло с тех пор, как Латвия стала тем, чем она стала. 3 года прошло с тех пор, как я уехала оттуда, чтобы быть со своими и жить на Родине.
И вот...Вышла книга, которая рассказывает о временах латвийской Атмоды. О том, что предшествовало рождению латвийской этнократии.






...главные события книги... связаны с временами «перестройки» и посвящены острой политической борьбе в Латвии накануне распада СССР. Герой романа становится одним из сотрудников Интерфронта Латвийской ССР, противостоявшего Народному Фронту Латвии в борьбе против выхода республики из состава Советского Союза.
Книга развеивает миф о том, что русские вместе с латышами боролись за выход из СССР, ярко описывая деятельность Интерфронта как массового народного движения, преимущественно состоявшего из русского населения этой прибалтийской республики. Массовые акции протеста, баррикады, политические интриги, противостояние спецслужб, и, конечно же – любовь, страстная, трагическая любовь на фоне геополитической катастрофы, на фоне распада привычного строя жизни, на фоне уничтожения Родины…

Острая политическая коллизия приводит Героя в ряды бойцов знаменитого Рижского ОМОНа – единственного воинского подразделения на пространстве бывшего СССР, оставшегося верным Присяге и до конца, уже после 21-го августа 1991 года, выполнившего свой долг перед Отечеством. Страницы романа, посвященные Рижскому ОМОНУ, пожалуй, наиболее интригующие и, во многом – сенсационные. Сенсационные в том, смысле, что, не смотря на яркость истории этого подразделения, до последнего времени не появилось ни одного, сколько-нибудь заметного исследования, а уж тем более – художественного произведения, посвященного этим «последним солдатам Империи». Тимофей Круглов первым срывает табу с этой запретной темы, опасной и страшной для нынешнего латвийского государства, неудобной и позорной для России 90-х годов.

А еще это роман о русских соотечественниках – о 25 миллионах простых советских людей, не по своей воле оказавшихся после распада СССР за пределами РФ, «проклятых и забытых» Родиной в «лихие» 90-е годы, но сохранивших честь, совесть и, несмотря ни на что, любовь к России, любовь к русской земле. Это роман о наших соотечественниках, которые не смирились с жизнью под властью неонацистких этнократических режимов, пусть и ставших частью «Большой Европы», и на свой страх и риск вернулись в Россию, вернулись только потому, что они – русские, а русские не могут жить без России.


"Институт русского зарубежья", выпустивший роман "Виновны в защите Родины, или Русский", выложит книгу в Сети. Люди должны знать правду о том, что произошло с ними и их страной, с соотечественниками. Я считаю, что эта правда нужна нам всем.